Василий Неретин: “Казачество всегда было законопослушным, и смыслом всей жизни у казаков было служение России”

Интервью с  членом Совета атаманов России общественных организаций – Атаманом Межрегиональной казачьей организации “Оренбургское казачье войско”  Неретиным В.В.

казачий генерал В.В. Неретин

Президент России Владимир Путин в 2020 году утвердил на ближайшие десять лет новую Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении казачества. И сегодня, когда казаки вновь становятся объектом многочисленных споров и обсуждений, а главное, силой, которую вновь начинают признавать и уважать, мы решили расспросить о подлинном положении атамана межрегиональной казачьей структуры Василия Неретина.

Василий Васильевич, с момента возрождения Оренбургского казачества прошло 30 лет. Насколько удалось Оренбургским казакам восстановить силы за это время?

— Естественно, развить казачью структуру полностью не удалось, потому что ранее казачество было в сложившейся многовековой структуре, где рождалась казачья психология. А сегодня, во-первых, идеология другая, во-вторых, нет интереса государства к казачеству. В одну реку дважды сложно входить. Но все же, как таковое, возрождение произошло, казаки объединились в различные структуры, а дальше уже идет восстановление и развитие. По сравнению с началом 90-х годов изменения конечно же у казаков есть. Выработалась своя идеологическая платформа в казачестве, выработался новый образ жизни. Если несколько лет назад мы не знали, куда идем, то сейчас ясно видим и наконец то разобрались, что такое казачий реестр, а что такое казачья община.

Василий Васильевич, благодаря чему все-таки удалось окончательно реабилитировать казачество после гонений советского периода?

— Что касается реабилитации, то я скажу, что вообще не удалось реабилитировать казачество. Казаки подверглись самому страшному геноциду. Ни один народ, кроме русского (я не отделяю казачество от русского народа, это составная часть русского народа в системе русского государства), не понес такой урон в период революции и гражданской войны. Лидеры революции, коммунизма четко видели, знали способность казачества к быстрой самоорганизации, поэтому еще до гражданской войны судьба казачества была решена в их программных документах.

А на то, что не удалось реабилитироваться, указывает тот факт, что до сих пор на карте России находится имя самого главного виновника геноцида казачества Свердлова, да и улицы у нас в столице Оренбургского казачества носят название тех лидеров коммунистов. Казачество старалось убрать имя Свердлова из названия области, прикладывали к тому большие усилия. В предложениях от казаков по переименованию Свердловской области четко указаны основания, по которым она не должна носить это имя. Но всё равно кто-то упорно сохраняет на карте России имя палача казачества, недвусмысленно напоминая нам, что до реабилитации еще очень далеко и что силы, уничтожавшие казачество, еще живы.

Но если в советское время имя «казак» чаще дискредитировалось, то сейчас оно уже звучит по-другому

— Как бы ни старались, имя «казак» никогда не пропадало. Даже в советское время. В 1936 году казачество было частично реабилитировано, и за первой попыткой реабилитации стоял Сталин.  Как ни странно, больше всего для реабилитации сделал Иосиф Сталин. В те годы были приняты постановление о реабилитации, а затем приказ наркома обороны о создании 12 казачьих дивизий, с казачьей формой одежды. Поэтому сегодня проскальзывает так называемое “красное казачество”.

Сегодня все чаще вспоминают былую боевую славу казаков, и ведутся разговоры о возвращении прежних военных полномочий казакам. Каковы реальные перспективы, что казак снова сможет постоять за Родину и за себя с оружием в руках?

— Казачество всегда было законопослушным, и смыслом всей жизни казачества было служение России. Казаки — это самая патриотичная часть населения России. Казаки и впредь готовы служить без всякого деления на “реестровых” и “общественных”.  Мы хотим жить по нашим обычаям и традициям — избирать себе атамана и ни в коем случае не хотим, чтобы нам его назначали власти. Сегодня мы видим, каких атаманов казакам пытаются навязать. Не надо казакам навязывать их, потому что казаки их все равно никогда не воспримут. Казачество сегодня готово к службе и, как все народы России, служить на основании конституции в армии и других силовых ведомствах.

А что насчет тех казаков, которые проживают близ границ или в конфликтных зонах? Разве они не могли бы защитить себя и страну, имея оружие?

— Здесь нужен закон о статусе казачества. Не о госслужбе казачества, которой — нет. В настоящее время на протяжении 16 лет закон о госслужбе принят, а самой службы нет! 154-й закон о госслужбе полностью отсылочный — отсылает к другим законодательным актам. А самой службы казаки найти не могут. Вот если бы была организована казачья служба — к примеру, природоохранная казачья служба, то все становится на свои места. Есть закон — есть служба.

Ведутся ли в данный момент какие-либо переговоры с правительством для расширения и укрепления прав казачества?

— Я как атаман понимаю только одно: В отношении общественных казаков и вольных казаков, вообще ничего не готовится и не планируется. Чиновниками различных ведомств публикуются материалы в отношении казачества, и по ним видно, что существенного ничего не делается, как говорится для “галочки”.

Но в лучшем случае что могли бы предложить России казаки?

— Я думаю, что казачество смогло бы быть для власти силой везде. Казаки сегодня могут выстраивать какую-то свою политику в регионах, только благодаря тем организованным казачьим организациям, которые там самостоятельно развиваются, без всякой поддержке. Но к сожалению  в регионах начинает вмешиваться государство и делить казаков на своих и не своих, масса примеров в Оренбургской области.

Что нужно, чтобы считать себя казаком?

— Вести казачий образ жизни. Если смотреть происхождение, то некогда почти вся Россия была казаками. Да, мы часть русского народа, но мы идем отдельным казачьим родом, потому что живем немного по-другому, быт у нас свой. Поэтому, если так выразиться, казак — это, скорее всего состояние души русского человека в экстремальных условиях.

Так уж сложилось, что казаки на определенном этапе стали военным сословием. Было вольное казачество, которое было взято под систему государственного управления, при этом казачий принцип демократизма не был нарушен. В станицах все были равными и избирались независимо от того, граф он, дворянин или офицер, все казаки. Офицером быть было престижно, но статус казака делал всех равными. Казака оценивали: какой хозяин, как на службе на войне проявил себя, каких детей вырастил, какое хозяйство и каков он сам как человек. А основным мерилом всегда была совесть.

Как с общественным казачеством взаимодействуют Оренбургские региональные власти?

— Скажу честно  — не как! Правительство Оренбургской области практически нечего не делает для реализации Стратегии развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. Казаки как реестровые, так и общественные делают обращения к власти, но власть просто не желает их слышать. Для казачества сегодня существует проблема взаимодействия с муниципальными образованиями, так как Уставы муниципалитетов не содержат положений о казачестве, так о какой Стратегии можно вести речь.

— В завершении хочу поинтересоваться, как вы относитесь к новому казачьему проекту «Межрегиональный координационный совет казачьих организаций»?

— Данный проект только что начал обсуждаться: во-первых для реабилитации казачества на территории, нам нужно решать все вопросы сообща со всеми казачьими структурами. Казачьи лидеры должны организовать правильную площадку для реализации этой не простой задачи. Как мне известно, что сегодня о Законе «О репрессированных народов» стали говорить и реестровые казаки, хотя несколько лет назад он говорили, что данный закон ошибочный. Сегодня все что касается казачества зашло в тупик. Я думая, что при грамотном подходе, с авторитетными казаками новая казачья площадка будет работать успешно и плодотворно, ведь задумка очень правильная. Межрегиональный координационный совет создается как независимый не от какой либо структуры, как не от общественной, так и не от государственной, это очень важно. Совет атаманов России поставил перед казачьими структурами задачу – сформировать независимые общественные Советы во всех регионах.

Подготовил Константин Задара

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии запрещены.

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость