Структура

Логин

С.А. Воронин: “Казачество всегда было законопослушным, и венцом всей жизни казачества было служение России”

Интервью с заместителем атамана Оренбургского казачьего войска ВСКА по УрФО С.А. Ворониным 

В этом году исполняется 30 лет казачьему движению в Челябинской области. В 1990 году началась борьба за возрождение и укрепление казачества. Этот путь длиной в 30 лет непростой и неблизкий, однако Челябинские казаки прошли его уверенно. И сегодня, когда казаки снова становятся объектом многочисленных споров и обсуждений, а главное, силой, которую вновь начинают признавать и уважать, мы решили расспросить о подлинном положении дел заместителя атамана Оренбургского казачьего войска ВСКА (экс атаман Челябинского отдельского казачьего общества) С.А. Воронина. 

— Сергей Анатольевич, с момента возрождения казачества в Челябинской области прошло почти 30 лет. Насколько удалось казакам восстановить силы за это время? 

— Естественно, восстановиться полностью казакам не удалось, потому что ранее казачество было в сложившейся многовековой структуре, где родилась казачья психология. А сегодня, во-первых, идеология другая, во-вторых, нет полного интереса государства к казачеству. Но все же, как таковое, возрождение произошло, казаки объединились в разные общественные казачьи объединения, а дальше уже идет восстановление и развитие. По сравнению с 1990 годом изменения очень большие. Выработалась своя идеологическая платформа в казачестве, выработался новый образ жизни, имеются свои цели и задачи. 

— Удалось казакам реабилитировать казачество после гонений советского периода?

— Что касается реабилитации, то я скажу, что вообще не удалось реабилитировать казаков. Казачество подверглось самому страшному геноциду. Ни один народ, кроме русского (я не отделяю казачество от русского народа, это составная часть русского народа в системе русского государства), не понес такой урон в период революции и гражданской войны. 

— Сегодня все чаще вспоминают былую боевую славу казаков и ведутся разговоры о возвращении прежних военных полномочий казакам. Каковы реальные перспективы, что казак снова сможет постоять за Родину и за себя с оружием в руках?

— Казачество всегда было законопослушным, и венцом всей жизни казачества было служение России. Казаки — это самая патриотичная часть населения России. Мы и впредь готовы служить без всякого деления нас на реестровых и общественных. Но мы хотим жить по нашим обычаям и традициям — избирать себе атамана и ни в коем случае не хотим, чтобы нам его назначали. Сегодня мы видим, каких атаманов казакам пытаются навязать. Мы готовы к службе и, как все народы России, служим на основании конституции в армии и других силовых ведомствах.

— Какова разница между казаком до 1917 года и сегодня? Особенно по самоопределению, мировосприятию.

— Очень большая. Тогда в основной своей массе казачество проживало в станицах, на хуторах в сельской местности. Казак замыкался в своей семье, он четко знал: вот здесь он родился, крестился, здесь его земля, здесь живет его род. Пришло время — он снарядился и идет на службу, чтобы защищать свое Отечество. Жизнь шла размеренно. Сейчас жизнь намного изменилась, причем не только для казаков. Она стала настолько опасной, что никто не гарантирует, что подрастающее поколение не впитает в себя массу пороков. 

Ведь нельзя же ставить в один понятийный ряд казаков потомственных, сохранивших казачий образ жизни, традиции и соответствующее им мировоззрение и тех членов казачьих обществ, кто «записался в казаки» в поисках заработка в виде государственной службы, и интересуются казачьей темой лишь постольку-поскольку. А именно они «члены-казаки» сейчас вытесняют из российского казачества его основной первоначальный костяк.

Попутно стоит развеять ряд мифов о российском казачестве, включая миф об особой государственной и иной службе казачества. Одним из основных отличий реестровых и общественных казачьих объединений (реестровые называются казачьими обществами, а общественные казачьим организациями) состоит в том, что первые имеют право на несение государственной и иной службы, а вторые нет. В самом таком различии заложено нарушение конституционных прав казаков как граждан России. Все граждане России имеют право на несение государственной службы, если подходят по состоянию здоровья, возрасту и прочим критериям отбора. Но не по критерию принадлежности или не принадлежности к каким-либо обществам или организациям. Реестровые казаки еще раз ущемлены в конституционных правах тем, что им запрещено состоять и участвовать в политических партиях и движениях имеющих политическую направленность. И это при том, что реально никто из них госслужбы обещанной Законом о государственной службе российского казачества не несет. Если кто-то считает, что несет – пусть внимательно почитает закон «О системе государственной службы российской федерации» от 27.05.2003 N 58-ФЗ. Там о казаках нет ни слова. Это, просто обман казаков. Их водят за нос уже пятнадцать лет. Сколько бы атаман Оренбургского войскового казачьего общества генерал-лейтенант В. Романов не заявлял, что у него казаки несут все виды госслужбы, предусмотренные законом. Их, кстати, было всего три:  военная, правоохранительная и гражданская. Несколько лет назад правоохранительная служба исключена из перечня видов госслужбы как отдельный вид.

Если кто еще сомневается, то можно поискать в Интернете. Сразу найдете«Государственная служба – это не просто работа по найму в государственном органе или в учреждении, а профессиональная деятельность по обеспечению полномочий органов государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета субъекта РФ».

— Стоит ли казакам Челябинской области принимать активное участие в формировании Общественного совета по делам казачества, о котором в последнее время много разговоров?

— Конечно стоит. Я категорически против интриг и конфликтов которые искусственно реализовываются в казачьем движении последнее время. Наши казаки уже устали от противостояния между реестровыми и общественными. Общественный совет по делам казачества в настоящее время необходим челябинским казакам. Казачество должно быть внутри себя, все споры и проблемы мы должны решать сообща. Предлагается создать Общественный совет по делам казачества, состоящий из признанных авторитетов казачьего движения и объединяющий представителей всех казачьих обществ и организаций, вносящих реальный вклад в служение Отечеству и Казачеству. Создание такого Общественного совета позволит не только консолидировать наиболее активную и зрелую часть казачества, но и вырабатывать согласованные решения, направленные на поддержку российского казачества, недопущение его разобщения и разложения вследствие некомпетентности или недальновидной политики отдельных представителей власти и чиновников. Эти решения внутри казачества могут иметь как рекомендательный, так и обязательный к исполнению характер. Все будет зависеть от того, кто войдет в Общественный совет и как будет выстроена новая система взаимоотношений между казачьими организациями. Она должна строиться на иных принципах, нежели разделение на «реестровые» и «общественные» и на «членов» и «не членов» казачьих обществ. Данный Общественный совет планируется быть независим от произвола чиновников и людей, случайно оказавшихся в рядах казаков. Учитывая известные проблемы, с которыми он наверняка столкнется, и отвечая на вызовы времени, предлагается строить работу Общественного совета по делам казачества как независимую площадку. Благодаря этому, казаки смогут достичь оперативности в принятии решений и реагировании на ситуации в Челябинской области в минимально короткие сроки.

Для Правительства Челябинской области, если оно готово учитывать мнения казаков, Общественный совет по делам казачества, мог бы стать надежной поддержкой в достижении межнационального и межконфессионального мира и согласия и одним из инструментов осуществления государственной политики в отношении российского казачества.

Что подразумевается под возрождением казачества: воссоздание его как народа, как воинского сословия или как-то еще? В какой форме возможно такое возрождение в нынешней политической и правой ситуации?

Проще я бы сказал – может следует не возрождать, а поддерживать и развивать существующее казачество, адаптируя его исторический, культурный, духовный потенциал и готовность служить Отечеству к реалиям сегодняшнего дня. Основная масса казаков занята жизненно необходимыми для них делами не связанными с проблемами казачьих обществ и объединений и в первую очередь решает эти дела, позволяющие им как то существовать самим и содержать семейства. Может быть не нужно их «возрождать», а следует не мешать жить так как они хотят? Но вот как раз предстоящая дата 30 лет показывает, что казачество жизнеспособно. Вы сами знаете, что очень многие общественные объединения имели господдержку, мощные бюджеты, но исчезли, и мы даже не помним, как они назывались. А казаки без всякой поддержки государства и определенных фондов тридцать лет в строю.

Подготовила Мария ШУБИНА 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии запрещены.

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость