Структура

Login

Замечания от Алексея Зборовского по проекту Федерального закона «О развитии российского казачества»

Замечания от Алексея Зборовского по проекту Федерального закона «О развитии российского казачества»

На днях в казачьих социальных сетях неожиданно всплыл проект Федерального закона «О развитии российского казачества». Его появление, по имеющимся данным, стало результатом утечки информации из одного из войсковых казачьих обществ.

Проект закона «О развитии российского казачества» готовился в кулуарах войсковых казачьих обществ. В общественные казачьи организации он не направлялся и создавался в условиях отсутствия гласности и публичного обсуждения. Т.е. казаки в его разработке участия не принимали. Это чиновничий проект, к тому же не отличающихся юридической грамотностью. Иначе невозможно объяснить многочисленные ляпы этого произведения. Судите сами:

В проекте закона дано определение российскому казачеству

— российское казачество (далее также — казачество) — исторически сложившаяся этно‑культурная общность граждан, проживающих на определенных территориях, имеющих самобытную культуру, традиционные хозяйственный уклад и форму одежды;

Если еще с «этно-культурной общностью граждан» можно с натяжкой согласиться, то относительно «определенных территориях», «хозяйственный уклад и форму одежды» возникает немало вопросов. Как известно, казачьи общества как раз и создаются по территориальному принципу. При этом весьма часто в местах, никак не относящихся к местам традиционного проживания казаков. Проще говоря – где угодно. Традиционную форму одежды казаки, особенно в крупных городах, подчас не носят по причине отсутствия таковой или вследствие нежелания лишний раз «светиться» в обществе, где усилиями СМИ вокруг казаков создан негативный ореол. «Определенная территория» таким образом совсем не определенная, а казаки волею судьбы проживающие вне традиционных мест проживания казаков или не имеющие традиционной формы одежды по предложенному закону уже не могут относиться к российскому казачеству. Если так, то не относящимися к российскому казачеству следует считать и большую часть существующих казачьих обществ, поскольку они: первое – не находятся на территориях относящихся к традиционным местам проживания казаков и, второе – носят форму одежды не традиционную, а установленную Указом Президента Российской Федерации от 24 апреля 1998 г. N 447 «О форме одежды, знаках различия, чинах и об удостоверении казака не проходящих военную службу членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации».

Плюс к этому нужно обращать внимание на то, имеют ли члены казачьих обществ самобытную культуру и традиционный хозяйственный уклад. Если по этим признакам проверить все казачьи общества, то подавляющую часть их членов придется исключить из российского казачества.

Таким же образом, можно показать противоречия, нестыковки и просто идиотизм по большей части положений проекта закона.

Вот еще некоторые из них.

Определение: «казак — лицо, являющееся прямым потомком казаков или причисляющее себя к таковым». Можно сказать, что это перефразировка известного изречения Афоньки из «Тихого Дона»: «Казаки от казаков ведутся». Но никак не юридическое определение того, кто такие казаки (от которых и пошли их нынешние потомки).

Следующее определение: «казак на службе — гражданин Российской Федерации, состоящий в казачьем обществе, внесенном в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации (далее также — реестр), и принявший на себя в установленном порядке обязательства по несению государственной или иной службы».

А как тогда называть казаков, не состоящих в казачьих обществах, но проходящих службу в Вооруженных силах, МВД, ФСБ и т.д., принявших присягу и подписавших контракт, где ими в установленном порядке взяты обязательства по несению государственной службы? Они не на службе?

Аналогично, если казак несет государственную службу состоя в общественной казачьей организации, а не в казачьем обществе, внесенном в государственный реестр казачьих обществ.

Большинство противоречий проекта закона вызваны стремлением закрепить в нем скомпрометировавшую себя идею несения членами казачьих обществ государственной службы.

Попробуйте задать себе простой вопрос: может ли гражданин РФ, достигший 18 лет, являющийся казаком, не состоящим в реестровом казачьем обществе, нести государственную и иную службу?

Ответ очевиден, поскольку равное право граждан Российской Федерации на несение государственной и иной службы закреплено в Конституции и Федеральных законах по отдельным видам государственной службы. Смотрим к примеру Федеральный закон от 30.11.2011 N 342-ФЗ (ред. от 03.04.2017) «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (статья 17):

На службу в органы внутренних дел вправе поступать граждане не моложе 18 лет независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, владеющие государственным языком Российской Федерации, соответствующие квалификационным требованиям, установленным настоящим Федеральным законом, способные по своим личным и деловым качествам, физической подготовке и состоянию здоровья выполнять служебные обязанности сотрудника органов внутренних дел.

Вполне определенно сказано и в Конституции РФ (ч. 4, ст. 32): Граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе.

Из этого следует, что положения проекта закона «О развитии российского казачества» входят в противоречие с Конституцией и федеральными законами. В противном случае, в упомянутый выше закон о службе в органах внутренних дел, статью 17 нужно вносит изменения, уточняющие, что граждане Российской Федерации, относящие себя к прямым потомкам казаков или причисляющие себя к таковым, вправе поступать на службу в органы внутренних дел при условии их членства в казачьих обществах, внесенных в государственный реестр и принятия на себя обязательств по несению государственной службы.

Неконституционным также является также положение проекта закона о том, что «Члены казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, принявшие на себя обязательства по несению государственной или иной службы (выделено мною), обязаны приостановить свое членство в политических партиях, иных общественных объединениях, преследующих политические цели, не вправе вступать в них и принимать участие в их деятельности. Деятельность политических партий, иных общественных объединений, преследующих политические цели, в казачьих обществах, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, не допускается.»

Сравните со ст. 7 ФЗ «О статусе военнослужащих»: военнослужащие не вправе использовать служебное положение в интересах политических партий и общественных, в том числе религиозных, объединений, а также для пропаганды отношения к ним.

Как видите, прямого запрета нет, но невозможность осуществлять политическую деятельность в ее традиционном понимании налицо. При этом, статус военнослужащего, согласно закона, подразумевает, что этот военнослужащий проходит военную службу по контракту или военную службу по призыву в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе». Т.е. военнослужащий непосредственно несет государственную службу, а члены казачьих обществ лишь приняли обязательства, но государственной службы не несут.

Как следует из соответствующих Федеральных законов, ВНАЧАЛЕ гражданина оформляют на государственную службу, а ЗАТЕМ он берет на себя определенные обязательства по несению того или иного вида государственной службы. Но не наоборот.

С момента принятия Федерального закона от 5 декабря 2005 г. N 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» и до настоящего времени, ни один из членов казачьих обществ, принявших на себя обязательства по несению государственной службы, таковой службы не несет.

Все члены казачьих обществ, состоящие на государственной службе, несут таковую не по N 154-ФЗ, а по Федеральным законам, регулирующим службу в армии, полиции и т.д., а также ФЗ от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Везде в проекте закона фигурирует «…взявшим на себя обязательства по несению государственной или иной службы», но нигде нет «состоящие на государственной или иной службе».

Поэтому можно назвать не более чем глупостью положения его статей, где пишется, что члены казачьих обществ, взявшие на себя обязательства по несению государственной или иной службы, вправе на получение «выплаты на первоначальное обзаведение хозяйством в виде беспроцентной ссуды» или «безвозмездная финансовая помощь» на строительство (покупку) жилья в приграничном районе. Это чистый обман.

Руководитель сайта СКВРиЗ
Алексей Зборовский

0

3 комментария: Замечания от Алексея Зборовского по проекту Федерального закона «О развитии российского казачества»

  • ИГОРЬ АКСЁНОВ Управляющий Всемирной Ассамблеей Православного казачьего народа, Сопредседатель МАНПФО говорит:

    Русью правили князья рода казачьего: Игорь, Олег, Святослав… Пора заявить свои права, напомнить , что в 1642-42 гг казаки уничтожили 360 ти тысячную армию турок при «стоянии на Азове», уничтожили армию захватчиков, которая была способна уничтожить всю Московию. Кому выгодно чинить террор над победителями и спасителями земель русЬких???

  • жора говорит:

    Настоящему казачеству делают кирдык,им нужны жиполизы и прихлебатели.Закон к настоящему казачесту очень далек.

  • Цвиллинг говорит:

    Это прямое уничтожение казачьих традиций и уклада жизни казаков. Развалили чинуши свой реестр, наторели в развали, взялись за большее.

Счётчик

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость