Структура

Login

Суд встал на сторону казаков общественных казачьих структур по ношению казачьей формы

Могут ли казаки не зарегистрированного в госреестре казачьей организации носить казачью справу, если она имеет сходные признаки с униформой их учтенных в реестре соратников? Минюст посчитал, что нет, а сами казаки так просто не сдались и отправились выяснять вопрос в судебном порядке. Дошли даже до Мосгорсуда. 

Сегодня в России возрождается казачество – военное сословие (народ), которое сложилось на окраинах нашего государства в XV–XVII веках. На текущую дату в России насчитывается 11 войсковых казачьих обществ, часть из которых зарегистрирована в соответствующем Государственном реестре – созданной в 1996 году системе учета казачьих обществ, члены которых взяли на себя обязательства по несению государственной службы.

Несколько лет назад некоего гражданина Кривошеева обеспокоил вопрос, соответствует ли устав организации «Белгородский казачий округ» (является региональным отделением Общероссийской общественной организации «Союз Казаков», далее – «Союза») нормам действующего законодательства. Он заподозрил, что казаки, не зарегистрированные в соответствующем казачьем реестре, носят ту же униформу, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к войскам, что и казаки-члены зарегистрированных в реестре обществ. А такого, по его мнению, быть не должно. Для проверки своего предположения Кривошеев направил обращение в Минюст, где его сомнения подтвердили, а заодно проверили и Устав самого «Союза», как вышестоящей организации. «Союз» регистрации в госреестре не имел, но в п. 3.5 его Устава было указано, что члены организации имеют право носить «традиционную казачью форму одежды» с атрибутами и эмблемами организации.

Вокруг определения «традиционной казачьей формы одежды» начались проблемы. Минюст отметил, что в российском законодательстве такое понятие отсутствует. Зато непростой вопрос казачьего имиджа частично регулируют положения ч. 7 ст. 5 Федерального закона от 5 декабря 2005 года № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» и Указа Президента РФ от 9 февраля 2010 года № 171. Последний говорит о том, что «форма одежды, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам лиц, не являющихся членами казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, не могут быть аналогичными форме одежды, знакам различия по чинам и знакам различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а также сходными с ними до степени смешения».

Проанализировав эти акты, чиновники решили устранить саму возможность аналогии и направили в «Союз» письмо, в котором попросили исключить из Устава положение о праве носить «традиционную форму одежды».

Бумага вскоре вернулась. На ней стояла почтовая отметка «истек срок хранения». В министерстве подумали, что «Союз» переехал, но не предупредил о смене юридического адреса в установленный законом трехдневный срок.

Дело дошло до того, что первый замминистра юстиции вынес «Союзу» предупреждение – спорное положение о традиционной одежде из Устава все-таки исключить, а также зафиксировать изменение юридического адреса в соответствующем порядке.

Преисполненные решимости отстоять свое право на ношение исторической одежды, пошли в Замоскворецкий райсуд (дело № 2-7904/2014 ~ М-6206/2014). Там они ссылались на Устав и объясняли, что по нему члены организации имеют право носить традиционную казачью форму – шерстяные фуражки, чекмени (истор. – мундир казачьего офицера), шаровары прямого покроя с лампасами цвета по принадлежности к казачьему войску – с атрибутами и эмблемами общества. Адрес же «Союз», по их словам, и вовсе не менял, поэтому предупреждение Минюста незаконно и его нужно отменить.

Однако у суда было на этот счет свое мнение. Возврат почтового отправления судья Елена Перепечина квалифицировала как признак того, что юрлицо по указанному адресу отсутствовало, а значит, не уведомило надзорные органы о «переезде». С традиционной казачьей формой вышло сложнее – участники дела даже изучили в процессе «Правила ношения казачьей формы одежды», утвержденные Советом Атаманов Союза Казаков в 2007 году, и сравнили их с текстом Указа Президента РФ от 9 февраля 2010 года № 171. В обоих документах к общим предметам формы одежды членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр, относились уже упомянутые фуражки, чекмени, шаровары и прочее … Раз «Союз» в государственном реестре не состоит, то сходства одежды своих участников с одеждой членов зарегистрированных обществ допускать не должен, решил суд и отказал казакам в удовлетворении требований.

Те отправились оспаривать решение в Мосгорсуд (дело № 33-16008/2015). В апелляции судебная коллегия по административным делам в составе Александра Пономарева, Виктора Лукьянченко и Владимира Ставича даже рассмотрела дополнительное доказательство – сообщение государственного герольдмейстера по вопросу «традиционности» форменного казачьего костюма. Как судьи указали в опубликованном на этой неделе определении, это доказательство имело «юридическое значение для правильного разрешения спора», а суд первой инстанции вопрос о подобном исследовании не поднимал.

Для начала судьи тройки вспомнили гражданско-правовой принцип «разрешено всё, что не запрещено», рассудив, что отсутствие в российском законодательстве понятия «традиционная казачья форма» не является достаточным основанием к тому, чтобы признать Устав «Союза казаков» несоответствующим закону в этой части.

Ссылку Минюста на ФЗ № 154 и Указ Президента № 171 коллегия сочла необоснованной, поскольку эти документы не содержат запретов в отношении именно «традиционной» формы одежды казаков.

Кроме того, суд обратил внимание на то, что Законом РСФСР от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» казачество как исторически сложившаяся культурно-этническая общность было признано репрессированным, а уже в следующем 1992 году государство утвердило ряд документов, которые до сих пор регулируют поэтапное экономическое и культурное возрождение казачества. Тем же целям служит и Стратегия развития государственной политики РФ в отношении российского казачества до 2020 года, причем ее положения не ограничивают свое действие только теми казачьими обществами, что внесены в соответствующие реестры, отметили судьи.

При исследовании заключения государственного герольдмейстера Геральдического совета при Президенте РФ выяснилось, что традиционной для казаков считается только та одежда, которая передаётся из поколения в поколение по принципу «так повелось». Например, к традиционной можно отнести одежду, которую казаки носили до введения им единого форменного обмундирования при императрице Екатерине II. Признаки этой традиционности со временем постепенно терялись, сохраняя лишь некоторые черты народного костюма в парадном обмундировании.

Коллегия пришла к выводу, что традиционная одежда по определению не может до смешения походить на униформу, так как «несмотря на общее характерные признаки, разнообразна как в контексте исторического момента, так и по территории проживания казаков, имеет свои, не связанные с государственным уставом, правила ношения по времени года, по сочетанию отдельных элементов костюма» – написано в определении. К тому же иной одежды, кроме традиционной формы, у казаков как культурно-этнической общности нет, заключила тройка апелляции.

Что касается изменения адреса – второй части предупреждения Минюста – то и здесь Мосгорсуд не согласился с первой инстанцией. Отметка об истечении срока хранения, по мнению апелляции, не исключала того, что «Союз казаков» находится по прежнему адресу. Но этой отметке, в нарушение правил оценки доказательств, «была придана заранее установленная сила», указали судьи. Помимо этого, коллегия нашла в материалах дела договоры аренды с прежним адресом, которые «Союз» представил в качестве доказательства, что никуда не переезжал. Минюст эти договоры в суде не оспорил.

В итоге коллегия постановила признать неправомерным предупреждение Минюста в отношении «Союза», а решение Замоскворецкого районного суда Москвы было отменено. И теперь казаки «Союза» безбоязненно и законно могут носить традиционную казачью одежду.

Михаил Лонщаковский

0

Комментарии запрещены.

Счётчик

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость