Структура

Login

КАЗАКАМ ОТ КОНФЛИКТОВ НУЖНО УХОДИТЬ

КАЗАКАМ ОТ КОНФЛИКТОВ НУЖНО УХОДИТЬ

Российское казачье движение, это единственное сообщество людей, которое за новейшую историю возрождения и развития постоянно выясняет внутренние противоречия в публичном поле. Невозможно наблюдать без сожаления, потому что как ни назови казаков сегодня – общественной организацией, сословием или народом — такое поведение не свойственно ни одной из названных категорий. Более того, никогда не было характерно для казаков дореволюционной Российской Империи. О том, как должны решаться споры и разногласия согласно казачьим традициям, помнят и понимают ли их сегодня казаки – интервью с заместителем войскового атамана ОКВ ВСКА по УрФО казачьим генералом Сергеем Ворониным.

 — Сергей Анатольевич, что такое Суд чести казачьей общины и каковы его функции сегодня? — Старинные традиции казачьего самоуправления всю полноту власти, в том числе и судебной, отдавали Кругу. Суд чести в казачестве появился, тогда когда произошло окончательное встраивание казачества как служивого сословия в систему государства. Это был орган, регулирующий морально-нравственное состояние казаков, разбирающий различные споры, в том числе и имущественные. Сегодня Суд чести, согласно Уставу, избирается на Круге. В состав входят наиболее заслуженные и авторитетные казаки, знающие и соблюдающие традиции и обычаи казачества. В каждом казачьей общине, от хуторского до войскового уровня, есть свои Суды чести, которые, в свою очередь, входят в вышестоящие. Это коллегиальный консультативный орган, рассматривающий и разрешающий по существу споры и разногласия между казаками и казачьими обществами округа, нарушения Устава, совершение проступков, оскорбляющих честь и достоинство казака.

 — Почему на протяжении последней четверти века казачьи споры становятся предметом публичного обсуждения?

— За эти годы я много общался с казаками Урала, Дона, Кубани, участвовал во многих Кругах казаков, всероссийских и по территории Оренбургского казачьего войска. И естественно, всегда было разномыслие. Но и тогда, и сейчас казаки определяли себя как людей Православных, Верующих. Многие отождествляют себя со службой, охраной границ, земельным хозяйствованием. Кто-то считает, что надо быть вольными. Законодательство позволяет — пожалуйста. Каждый выбирает себе дорогу. Но надо один раз это сделать, не меняя потом свое мнение без конца. Выходят из общин, потом обратно возвращаются. Дело ведь даже не в тех, кого выбрали атаманами. Все бывает в жизни: не люб человек, не подтверждает доверия. Обижаться-то зачем? Особенно на выборные должности. Завтра тебя выберут, и если твои действия не нравятся основной массе, то на кого обижаться будешь? Всегда эти скандальчики зависят от личных амбиций или какой-то обиды. Если для тебя главное — казачье дело, ты осознал себя казаком в жизни, тогда ты не будешь бегать по прессе и выносить наши внутренние проблемы на всеобщее обсуждение. Я признаюсь – терпеть этого не могу. Делай свое дело в рамках своей общественной организации или своего реестрового казачьего общества на общую пользу, для всего казачества. Быть может, и тебя оценят по делам твоим, спустя некоторое время. Старики раньше говорили: делай свой дело, а там что Господь даст. А дело казака в чем? Это твоя Вера, семья, твоя земля. Сделайся там хозяином, чтобы ты не обижался. Как ты себя ведешь, так и будет. Если ты воспитаешь достойных детей после себя, вот тогда это будет не болтовня. Оставь добрую память о себе, как о порядочном человеке.

 — Когда только начиналось возрождение казачества, приходилось вспоминать все эти исторические традиции. Кто подсказывал, как вести Круг, как выбрать есаульца, что такое Суд чести?

— Учились у стариков об устройстве казачьей жизни. Такие вещи в советское время не обсуждались, только дома в кругу семьи, чтобы знали, кто мы и откуда. Но рассказы рассказами, а как на самом деле было? Начали мы искать исторические документы, касающиеся казачества в целом и Оренбургского войска в частности. Во Оренбурге удалось найти «Положение об общественном управлении станиц казачьих войск». В документе подробно описан порядок проведения Кругов, внутреннего устройства станичного правления, полномочия атамана, правления, станичных и хуторских судей. Также Союз казаков России под руководством атамана Мартынова выпускал исторические методички для всех, это очень помогало. Отовсюду по капле. Но жизнь ставила вопросы современные, острые. Мир меняется, в одну реку дважды не войдешь. Даже в царских документах написано, какая статья отменяет предыдущую в связи с устареванием. Когда работал я над положением о Суде чести впервые, то перелопатил множество литературы, и в итоге оно в том виде не прошло. Я сейчас понимаю почему — это была архаика, теперь другие реалии. Затем документы для вхождения в госреестр проходили юридическую экспертизу в региональных и федеральных инстанциях: минюсте, прокуратуре. Большие споры, например, вызывал пункт об обязательности православного вероисповедания для членов казачьих обществ. Разглядели в этом нарушение прав на свободу вероисповедания, но все же сумели найти нужные формулировки, не противоречащие действующему законодательству России. Великое благо, что сейчас можем открыто пользоваться своими традициями, в том числе по урегулированию внутренних конфликтов. Будет польза, если и со стороны станет видно всем, как мы способны их решать. Нельзя порочить все казачество, выставляя своих братьев в глазах общества кучкой вечно дерущихся смутьянов.

 — Можно ли сказать, что казаки сегодня недостаточно пользуются таким историческим институтом как Суд чести?

 — Конечно, лучше бы меньше пользовались. Но дело в том, что не все казаки хорошо знают историю. Забывают, что у них есть территориальные Суды чести и Советы стариков, куда всегда можно обратиться. Они же выбираются из своих, уважаемых и достойных казаков. Получается, что недовольные сами не уважают тех, кого избрали для разбора конфликтов, а сразу бегут в публичное пространство. И начинается грязь нескончаемая. Собирается кучка и поливает друг друга и всех вокруг в прессе, в интернете, во всеуслышание. Для чего это делается, если можно поставить вопрос один раз и решить его? Но если цель — вовсе не прийти к решению проблемы, а обычный самопиар, привлечение к себе стороннего внимания, то это уже другое. Сегодня мы можем исключить казака из общины, а в старину было гораздо серьезнее – изгнание из станицы, что было равносильно самоубийству. Обратитесь к тем, кто опытен, прожил жизнь и понимает, как лучше сделать. Конечно, если Суд чести выбран формально, то он так и будет работать. Выбирайте не обязательно стариков, а тех, чье слово веско, кто пользуется авторитетом и уважением.

 — Из выступлений в СМИ и блогосфере для стороннего читателя создается впечатление, что те, кто публично поднимает внутренние казачьи вопросы, как раз компетентны в традициях…

— Наша главная традиция — это уважение к старикам. Если обычно Суд чести возглавляют старики, то получается, тебе не важно их слово. Взаимосвязано три поколения: старшее среднее и младшее. Что мы делаем сами, тому и учим наших детей, нашу надежу. 

— Какие внутренние вопросы сегодня решает Суд чести? С чем чаще всего обращаются казаки?

 — Задача Суда чести – примирить стороны, найти компромисс. В противном случае выносится окончательное решение, имеющее рекомендательный характер для выполнения его атаманами соответствующих общин. Самая большая проблема в том, что сами атаманы не сверяются с Уставами. Хотите кого-то наказать? Посмотрите, по праву ли вам этот вопрос, при каком кворуме вы можете это делать, но когда принимаете решения с нарушениями уставных требований, то даете повод их оспаривать. Ну если вы хотите выразить недоверие атаману, которого избрали кругом, то опять же, пользуйтесь уставной процедурой. Вы можете высказывать любые мнения о его работе, но только на круге. И, если большинство не поддерживает вас, а вы продолжаете смаковать ваше мнение публично, то это нарушение устава. Где прописано, что можно так делать? Полное незнание наших традиций, правил и документов. Вы обязаны подчиняться большинству. Остальное – лицемерие.

 — Как Вы относитесь к сегодняшнему противостоянию атамана Виктора Водолацкого  и атамана Юрия Захарова?

 — Ну здесь просто два казачьих лидера пытаются показать кто больше сделал и делает для казачества.  Замечу одно, казачий генерал Ю.Ф.Захаров не нападает на Виктора Петровича и не говорит о нем плохо. Хотя все подконтрольные Виктору Водолацкому интернет ресурсы поливают грязью атамана Захарова. Лично я против такого выяснения отношений. Атаману Водолацкому и атаману Захарову нужно встретится и обсудить текущие вопросы и дальнейшее движение, не причиняя при этом политический ущерб казачьему движению.

Я лично знаю Виктора Водолацкого, он активный казак и радеет за казачество. Но у Виктора Петровича как много друзей, так и много врагов, а в старину говорили — нужно из врагов делать друзей, а не из друзей врагов. А определенные помощники Водолацкого не уменьшают, а наоборот добавляют ему врагов и это очень печально.

Виктория Черемисина

0

Комментарии запрещены.

Счётчик

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость