Структура

Login

КУБАНСКИМ КАЗАКАМ НАСТАЛА ПОРА «ОГЛЯДЕТЬСЯ В ОТСЕКАХ»

КУБАНСКИМ КАЗАКАМ НАСТАЛА ПОРА «ОГЛЯДЕТЬСЯ В ОТСЕКАХ»

Примерно год назад у меня состоялся обстоятельный разговор о реальном положении дел в кубанском качестве с атаманом Владимиром Громовым. Владимир Прокофьевич тогда рассказал, что на Кубани многие из казаков, внёсших огромный вклад в дело возрождения казачества, остались не у дел. Их опыт и знания оказались не нужны, но что взамен? А взамен, считают, многие кубанские казаки, пшик, бутафория.

Неделю назад Владимир Громов позвонил мне и спросил, интересуюсь ли я ещё вопросами казачества, и предложил встретиться Юрием Сердюком. «Это честный советский офицер, потомственный казак», — так отрекомендовал Сердюка атаман Громов.

Разумеется, от таких предложений не отказываются. Юрий Сердюк не просто полковник запаса, советский офицер, бывший атаман Абинского районного казачьего общества, бывший председатель Общественного совета Абинского района, он ещё, ко всему прочему, из идейных. Именно такие идейные и сворачивают горы. Кроме того, Юрий Сердюк имеет мощные казачьи корни. Отсюда не боязнь ответственности, обострённое чувство справедливости и залихватская удаль. Командир, одним словом.

Мы общались более трёх часов. Чувствуется, что у человека наболело.

— Казачество должно быть сегодня очень сильным, а оно никакое, — с ходу заявил Юрий Вячеславович.

Кавказ объединяется вокруг Рамзана Кадырова. Он — сильный лидер, который налаживает отношения с другими сильными кавказскими лидерами. В казачестве же происходит всё ровно наоборот, считает Сердюк: нет ни единства, ни сильного лидера, которого бы уважали. 

— Северный Кавказ очень сложный регион. Здесь чтобы были мир и спокойствие, нужен паритет. Нужен противовес. Этим противовесом всегда были казаки. На Кавказе больше всего ценятся сила и ум, поэтому во главе казаков должен быть человек, которого уважают кавказские лидеры. Если мы сейчас не начнём думать об этом, то завтра будет поздно. Я оцениваю ситуацию как боевой офицер и считаю, что сейчас мир и спокойствие под большим вопросом. У нас в Абинске уже масса переселенцев со Ставрополья, из приграничных районов. Спрашиваю, почему переехали, отвечают, что жить там стало сложно, скотину воруют, людей воруют. Хотя там есть казачество, — отмечает мой собеседник.

Юрий Сердюк знает, о чём говорит. Ведь во вторую чеченскую кампанию он трижды ездил в зону боевых действий как заместитель командира 7-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии, лично подготовил более 30 снайперов, которые несли там службу. О Рамзане Кадырове Юрий Вячеславович в ходе беседы говорил очень много и с огромным уважением. О том, как тот за 12 часов в Киеве решил вопрос с вызволением из плена российских журналистов, или как убедил татар не брать в руки оружие во время проведения референдума в Крыму. Говорит, что разговаривать с таким человеком от имени казаков должен тоже самый достойный, тот, кого на Кавказе знают и ценят.

— У нас что, мало среди казаков лидеров, достойных возглавить казачество? Как России, так и Юга? Есть генерал-лейтенант Александр Колпаченко. Это бывший командир 76-ой гвардейской десантно-штурмовой дивизии, которая в 2008 году принуждала Грузию к миру. Как начальник береговых войск ВМФ он в Крыму приводил к присяге украинские воинские части. Колпаченко очень уважаемый человек в Абхазии, в Южной Осетии, его уважают в ВДВ, он был в Афгане, был до последнего в Сирии, весь в орденах – казачеству нужен только такой лидер! Я Бекетову ещё в 2013 году говорил про Александра Колпаченко. Давайте, говорю, займёмся этим вопросом как положено. Он казак, его уважают везде. Давайте выходите с губернатором на президента, пусть его назначает заместителем полпреда по ЮФО по делам казачества. И делают его верховным атаманом Юга России. Вы представляете? Все сразу обратят на это внимание – Колпаченко два метра ростом, весь в орденах и медалях, его и Кадыров уважает, и Евкуров. Все встают, когда он заходит. Братцы, что это будет?! Скажут: «Ого!». И Колпаченко расставит людей, начнётся работа. Нормальная работа, а не как сейчас, — уверен Сердюк.

Вообще, потомственный казак Юрий Сердюк считает, что мысль объединить всех казаков страны – верная. Вопрос лишь в том, нужно ли казачество в том виде, как оно есть сейчас? Когда будет дан ответ на этот вопрос, тогда возникнет и другой – а кто командир?

— Что такое командир? Это офицер, который обладает высоким Божьим даром объединить всех своих подчинённых, всех национальностей и вероисповеданий, вокруг одного – выполнения поставленной боевой задачи. Вот этот может называться командиром! Об этом говорит история. Товарищ Сталин, которого я очень уважаю, всех командиров посадил в тюрьму, в результате отступал до Москвы. Пока всех не выпустил и не расставил обратно по местам, — отмечает Юрий Вячеславович.

Сердюк говорит, что мысли эти не только у него одного сегодня. Единомышленников хватает, особенно среди тех, кто стоял у истоков возрождения казачества на Кубани и в России в целом. Только никому эти мысли оказались не нужны, казаки кто постарше потихоньку отошли от дел за ненадобностью. Раньше хотя бы между собой что-то спорили, обсуждали, а сейчас только во время редких застолий нет-нет да и прорвётся с болью: «Ну яки казакы? Як цэ так? Воны зимлю продалы свою. За це пры наших дидах та прадедах шо робылы? Потрон бы не сталы хтось тратить, к дерэву привязалы бы за околицей, шоб шакалы погрызлы и усэ!».

И действительно, что защищать казакам сегодня? «Всё распродано», — говорит Сердюк. Он вспоминает совхоз имени Атамана Головатого. В 1997 году Юрий Вячеславович оформил его в собственность Кубанского казачьего войска, всячески содействовал развитию и роста производства. Когда переходил на работу на муниципальную службу, полностью передал хозяйство в управление Войска. 2,5 тысячи гектаров земли, пятьсот коров, две тысячи свиней, пять зарыбленных прудов – всё это хозяйство в советские годы кормило военную дивизию, потом жителей совхоза, а потом могло бы приносить и отличную прибыль ККВ.

— Я перед уходом даже успел купить линию по упаковке молока. Скважина там с артезианской водой великолепнейшей, называй «Казачий источник» и зарабатывай. В то время ничего не было, к нам американцы приезжали, фотографировали, что казаки не только воевать могут, но и землю пахать. Безуглый с Долудой пришли — всё обанкротилось, всё распродали. Комбайны, трактора, 8 теплиц срезали и сдали в металлолом. Даже вывеску железную спилили на трассе, — сокрушается Сердюк.

Вспоминает, что через месяц, когда впервые выбрали атаманом Николая Долуду, тот его позвал к себе поговорить. Беседа не задалась, ведь избрание Долуды произошло под давлением со стороны тогдашнего главы Краснодарского края Александра Ткачёва. Сердюк был одним из тех, кто открыто высказывал недовольство.

— Моё мнение я тебе скажу как полковник Советского Союза. Ты сел не на ту лошадь. И лошади будет плохо, потому что наездник хреновый, и наезднику будет плохо, потому что когда-то эта лошадь очухается и скинет тебя. Это раз! – заявил Николаю Долуде Сердюк во время встречи. — Потому что, дорогой, вот ты хотя бы раз просто подумал, что ты делаешь, на что соглашаешься? Вот вылазит на трибуну Ткачёв и говорит: «Выберите его сейчас, и я вам дам 180 миллионов на развитие казачества». Ну и что? И вот я, например, президент России, сижу в Москве, какой я вывод сделаю? Я сделаю вывод, что за 180 миллионов казаки продали своего командира, который 20 лет правил. Я подам потом руку этим людям? Не подам! Потому что если им потом предложат не 180 миллионов, а миллиард, то они продадут страну, кого угодно, меня продадут! А почему б не продать, если продали одного! Ты понимаешь, в чём дело? Я не стал ничью присягу принимать, хотя мне украинцы предлагали генеральскую должность, белорусы звали остаться в их армии. В России, правда, мне ничего не предлагали… Но я сказал, что увольняюсь, потому что я офицер Советского Союза, я клялся: «Если я нарушу эту мою священную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся!».

Любой офицер настоящий, носящий погоны, он никогда так не поступит, уверен Юрий Вячеславович. Всё это граничит с офицерской этикой, которую, к сожалению, казаки хором преступили.

Про погоны потомственный казак и советский офицер Сердюк, как говорят в Одессе, имеет отдельно что сказать. Ценность погона теряется, потеряна ценность звания. Кто какие хочет погоны, такие и надевает. Атаман Иван Безуглый носит полковничьи погоны со звёздами на зелёной военной рубашке, но по какому праву?

— Он казачий полковник. Я смотрел его приписную карту из военкомата. Он закончил службу в Советской Армии ефрейтором, электромехаником охранной системы. Уволился, брат его устроил в милицию, он получил младшего сержанта, через время по пьянке сбил на мотоцикле женщину и скрылся с места происшествия. Его из милиции уволили за дискредитацию высокого звания советского милиционера. Вот и всё… Дали тебе казачьего полковника, носи с честью казачьи, без звёздочек! А они пялят сейчас что угодно! — кипятится Юрий Вячеславович.

Сердюк с 1996 года занимается школами, первый казачий класс на Кубани именно он открывал. Говорит, видит, какое отношение у детей к казачеству: они не с гордостью надевают форму, а по необходимости. И понимают, что это показуха. Всё от того, что сами взрослые казаки не соблюдают жизненных принципов казачества. Вчера не были казачьим классом, а сегодня – казачий класс! Начинать надо с бесед с родителями, для чего казачий класс нужен, убеждать, чтобы дома подавали пример детям, считает мой собеседник.

— И погоны… Погоны надо заслужить! Чтобы их носить, учись, изучай военное дело, когда заслужишь – наденешь. А у нас с первого класса детям сразу погоны – вот с этого вся мерзость и начинается. Нельзя этого делать! На старых фотографиях посмотрите — пацаны 11-12 лет, все лысые, в черкесках и с кинжалами. Но без погон! Или присяга тоже. Я, когда меня выбрали атаманом Абинского казачьего общества, отказался давать казачью присягу. В церковь, сказал, пойду и на Библии поклянусь выполнять обязанности атамана самым скрупулёзным образом. А сегодня в школе клянутся, потом присягу принимают, само слово «присяга» втаптывая в грязь, — убеждён Юрий Сердюк.

Или вот Атаманский час в школах. Говорит, присылают чёрте кого к детям. Один атаман пришёл и начал вещать, что Андрей Шкуро – герой Кубани. Люди стали возмущаться, как можно такое нести, ведь Шкуро (фамилия при рождении — Шку́ра) кроме того, что был кубанским казаком, во время Второй мировой войны сотрудничал с нацистской Германией, носил звание группенфюрер СС. 

— Я им высказал, мол, что вы делаете, зачем пускаете кого попало в школу, это же государственные вещи. А они мне: «Так книгу же написали, что Шкуро — герой». Я говорю, так и «Майн кампф» написали, что теперь детям её преподавать?! Идиоты что ли сидите в отделе образования?! Не надо заниматься уродством! – рубит полковник.

Сейчас вот, говорит, атаман Безуглый надумал дивизию казачью создавать – генеральские погоны хочет. «Сплошная бутафория», — резюмирует Юрий Вячеславович.

Вспоминает, как появилась мысль мысль создать казачий полк на Абинского казачьего общества. Приехал к нему тогдашний атаман Таманского отдела Гладько Михаил Александрович и рассказал о книге, где описывалась история создания и устройства казачьих военных частей. Вместе решили, что пора заняться их возрождением на Кубани. Трагические события 1995 года в Будённовске ускорили этот процесс. 14 июня того года на Ставрополье террористы захватили заложников. Сердюк выехал в Будённовск, чтобы разобраться, почему так всё получилось: не хотелось повторения подобного на Кубани.

Говорит, жителей города изначально деморализовали тем, что по нему ездила машина, из которой из автоматов палили куда ни попадя – по окнам домов, по случайным прохожим.

— Террористы морально всех убили. А если бы у казаков была нормальная организация, то они бы выгнали сотню машин, залегли бы с двустволками – всё, едь на машине. Картечью как засадили и всё. Я тогда понял, что нам в каждом районе нужно наладить взаимодействие казаков с милицией и пограничниками. Прикинул: погранзастава – это 54 человека. Милиции помочь – ещё человек 100. По сути, нужно брать за основу горно-стрелковую роту в 109 человек. Я тогда в каждом районе Таманского отдела Войска сформировал по такой роте казаков. В каждой станице был штаб, там круглосуточно дежурный. В случае нештатной ситуации есть пакет, где написано, как действовать. Например, при межнациональном конфликте. Стоит моя подпись и печать. Они делают, что положено, как в воинской части. Всё это надо было развивать, а сейчас этого ничего нет, — рассказывает Юрий Вячеславович.

Всё от командира зависит. Толковый командир будет пользоваться уважением, а, значит, работа будет идти, как надо. Говорит, когда был атаманом в Абинском районе, то у него все атаманы станиц были депутатами. 

— Когда Ткачёва выбирали, батька Кондрат позвонил мне и сказал: «Смотри, шоб Ткачёва выбрали!». Ткачёв, когда в район приехал, то в зале сидело в форме 500 человек со всех станиц и хуторов. Я ставил задачу, задача решалась, — вспоминает Сердюк.

В станице Мингрельской, например, среднюю школу назвали в честь атамана, который погиб, разнимая двух поссорившихся односельчан. Сердюк, говорит, что вся станица знает, что случившееся – бытовуха. Один пришёл из тюрьмы, позвал другого в гости, выпили, стали выяснять отношения на почве ревности. Один схватился за ружьё, мать его позвонила участковому, чтобы приехал ружьё отнял, а то быть беде. Участковый попросил местного атамана взять пару казаков и разобраться. Атаман решил, что и сам справится. Пришёл, мужик из ружья пальнул, пуля отрекошетила от металлического столба и убила атамана. Но Николай Долуда постановил, что казак погиб как герой, спасая детей от мифических террористов, вспоминает Юрий Вячеславович. И повелел Долуда школу в честь казака назвать, бюст установить на аллее славы, звание героя посмертно дать. Пройдет лет 30, и мало кто вспомнит, что конфликт был бытовым, и не было никаких террористов. А бюст на станичной аллее славы останется…

Сердюк с горечью отмечает, что руководство края вообще не интересует реальное положение вещей в Кубанском казачьем войске. Да и на федеральном уровне, похоже, заблуждаются, что кубанское казачество большая сила.

— На государственном уровне думают, что на Кубани казачество – сила. А я как человек военный могу сказать, что никакая это не сила. Пустое место! Кондратьеву лапшу на уши вешают. Они пацанов теперь только на сборы и берут, потому что взрослые казаки в этом балагане участвовать не хотят. На прошлогодних сборах в станице Холмской взрослые пили и пацанов подключили. Ну куда это годится?! В казачьих школах на сборах ни одного нормального офицера. Все на уровне ефрейтора. Какой толк от таких сборов? Военруков в школах нет нормальных. Если мы говорим о патриотизме, если мы хотим воспитать патриотов, то я бы что сделал? Пришёл и сказал бы: «Губернатор, ЗСК, выходите на командующего округа, на министра обороны РФ, обоснуйте, что в каждой школе должен быть военрук. Сейчас такая ситуация в стране, что на этой должности должен быть профессионал. И не какой-то пенсионер! Сегодня у молодого человека должен быть перед глазами офицер, с которого он должен брать пример. Значит, такая должность должна быть введена в военкомате, военруку зарплату должны платить в минобороны. Офицер должен службу проходить в школе, чтобы в форме, при орденах, чтобы пацаны с него пример брали. Тогда и появятся настоящие патриоты. А сейчас им с кого брать пример? – рассказывает полковник запаса.

Казаки должны знать военное дело. Для этого у них должны быть хорошие командиры. Иначе случись что, толку от казаков не будет. Доказывает это на примере событий в Крыму в 2014 году. Говорит, что ему стали звонить из разных районов и сообщать, что едут в Крым.

— Я им говорю: «А как вы едете? У вас что, приказ какой-то есть?». Отвечали, что просто написали согласие ехать добровольно и всё. Как так говорю? Чтобы такая операция проходила, Долуда должен быть принять решение о ведении боевых действий, которое оформляется на карте, сделать пояснительные записки по всем видам обеспечения, должен быть определён район сосредоточения, куда прибывают группы, где уточняются их боевые задачи. Люди поехали без связи, не были разбиты на группы. Дикость какая-то! А случись что? Это хорошо, что Кадыров полетел туда и провёл большую работу по предотвращению военных столкновений. Долуда тот даже форму не надевал в Крыму, говорил всем, что за его голову 100 тысяч долларов давали. Зачем такой командир, который форму боится надеть? Безуглый приехал на два часа под Армянск, где казаки стояли, дал интервью и уехал. Люди это видели. И они никогда больше не пойдут за таким командиром, – уверен Юрий Вячеславович.

Говорит, весь развал начался с мест. И объединять казаков надо начинать на местах, в станицах. Дать людям возможность самим выбрать себе атамана на уровне хуторского общества, потом районного, потом «всем кодлом» атамана войска кубанского. Тогда и будет уважение к командирам, будет порядок и дисциплина. 

— Есть такая команда у подводников: «Оглядеться в отсеках!». Так и казакам надо сегодня остановиться и оглядеться, понять, какое казачество сегодня нужно, какой ему нужен командир. После этого надо кого-то поблагодарить и отправить на пенсию, кого-то гнать подальше, кого-то переназначить, — считает Сердюк.

Он убеждён, что о том, какой командир в крае, судят по делам на местах. Тот же Вениамин Кондратьев, например, поставил главой Абинского района Петра Мироненко. Люди недоумевают – ведь нельзя же так относиться, ведь это же глава района! Начал с чего работу? Сделал себе при кабинете две комнаты отдыха, выпустил книгу «История Абинского района» со своим портретом, истратив целый миллион рублей, везде в школах развесил свои портреты – Путин, Кондратьев и Мироненко. Люди всё видят и смеются, но смеются над Кондратьевым, который такого кадра утвердил. Сердюк рассказывает, что недавно глава района заявил одному главе поселения: «Ты мне не нравишься, уходи. Я тебе срок даю три месяца подумать. Чтоб через три месяца написал заявление!»

— Глава – выборная должность. Если у тебя претензии, ты собери депутатов, приедь, назначь административное расследование, сделай всё, как положено, напиши постановление. Отнесись к человеку порядочно. Порядочно – не значит покрывать, а по закону, по уставу, как положено. Ты этого не делаешь. Дал ты ему срок три месяца… А как человек эти три месяца будет командовать? Ты об этом подумал? Он три месяца ни хрена делать не будет. Тогда встаёт вопрос – ты кто такой вообще? Я зашёл с ним два раза поговорил и сказал, что больше не пойду, потому что нет смысла. Человек – пиарщик, и больше ничего. Чтобы сесть с людьми разговаривать, чего-то планировать – я не вижу. Какие-то совещания, совещания у него. Я помню, мне командир дивизии говорил так: «Если командир полка проводит совещание больше 15 минут, он либо он прибыл из отпуска, либо дурак. Если дурак, надо снимать с должности». Ведь если ты знаешь предмет, знаешь вопросы, ты поставь задачи и отпусти людей работать, — снова рубит по-мужски полковник Сердюк.

Вспоминает, как недавно спросил у муниципальных чиновников, на основании чего те написали план работы на год. Те долго мялись, а потом выдали, что на основании разнарядок сверху составили план работы. Получается, не в курсе нынешние районные руководители, что план работы администрации района, города, поселения пишется на основании опроса населения. Таким образом выявляются недостатки, потом рождается план по их устранению, а на его основе план работы администрации составляется. 

— Они этого даже не понимают! Как же мы будем жить?! – задаётся вопросом Юрий Сердюк.

Вообще, наш герой – личность незаурядная. Расскажу одну историю из его жизни для полноты картины.
В 2003 году Юрия Вячеславовича позвал на работу бывший мэр Новороссийска Владимир Синяговский. Определили полковника запаса начальником управления по взаимодействию с правоохранительными органами, казачеством, подготовке допризывной молодёжи и тому подобное. Параллельно выбрали Сердюка атаманом Новороссийского районного казачества. В один прекрасный день Синяговский дал задание нашему герою проанализировать работу правоохранительных органов и подготовить соответствующий доклад. Сердюк взялся за дело обстоятельно – по-другому не умеет. Проанализировал и сделал вывод, что начальник районного отдела милиции Новороссийска – должностной преступник и перевоспитанию не подлежит. Доклад был распечатан и положен на стол Синяговскому. Какая-то добрая душа решила, что не помешает знать о докладе и начальнику ГУВД Краснодарского края Кучеруку. А в докладе чего только не было – и про взятки в ГАИ, и про связи милиционеров с криминалом. Сердюк был уверен, что командиры должны знать реальную ситуацию, а у ж будут принимать меры или нет – их дело.

Конечно же, был скандал. Кучерук позвонил Синяговскому и потребовал к себе на ковёр наблюдательного сотрудника администрации. В ГУВД Сердюк отправился по-гражданке, в обычном костюме. В приёмной его продержали 40 минут. Разумеется, наш герой откланялся, заявив, что неуважение терпеть не намерен. Его догнали уже на улице и попросили вернуться для беседы с генералом. В кабинете кроме вальяжно расположившегося в кресле Кучерука были и другие сотрудники главка.

— Вот видите, зашёл полковник, зашёл к генерал-лейтенанту и не застёгнут, — так приветствовал Сердюка Кучерук.

Конечно, Юрий Вячеславович в долгу не остался:
— Знаете что, генерал-лейтенант милиции, вы в военкомате стоите на учёте как сержант, а это у вас специальное звание. А я в военкомате стою на учёте как полковник. Если завтра будет война, то вы у меня, может быть, будете заместителем командира взвода. Может быть! А может, я вас и не возьму.

И понеслось – крик, шум. Потом немного успокоившись, всё-таки поговорили о докладе. Наш герой упирал на то, что доклад построен на фактах, Кучерук недоумевал, откуда на его голову свалился этот правдоруб.

Сердюк показал начальнику кубанской полиции фотографии дворца, который выстроил для себя начальник Новороссийского РОВД:
— За какие деньги он его построил?

— У него есть друзья, которые могут ему помочь такой дом построить. А вот у вас таких друзей нет, поэтому и будете жить в халупе, — парировал генерал-лейтенант милиции.

— Вот видите забор? В нём калитка. А в соседнем доме живёт авторитет. Вы не скажете, зачем эта калитка? – спросил Сердюк, показывая ещё фотографии.

— Вы на что намекаете?! — грозно прикрикнул Кучерук.

— Я намекаю на то, что ваш начальник РОВД – разведчик, он незаметно в эту калитку пролазит и следит за местной мафией, — пошёл ва-банк Юрий Вячеславович.

Как вы понимаете, недолго после такого разговора проработал в Новороссийске полковник запаса Сердюк.
Говорит, тот начальник РОВД грозил ему тюрьмой, но в итоге сам чуть там не оказался.
— Мне многие угрожали, особенно бандиты. Все они сейчас на кладбище стоят в мраморе, — вздыхает мой собеседник.
Такой вот он человек этот Юрий Сердюк…

Говорит, что затеял этот разговор с одной целью – до боли обидно за тех, кто возрождал казачество, обидно, что с ними не желает говорить новый губернатор Кондратьев. 

— Нет, если нам нужно казачество, то давайте собираться, давайте думать, как всё исправить, пока не поздно. Ведь все же разошлись, нет даже тех, кто был в войске 10 лет назад, ни одного знакомого лица нет. Так же нельзя! В Москве ведь дурачков тоже особо нет. Путин — он как кэгэбэшник очень выдержанный человек, но выводы всё равно делает. Я думаю, в Москве всё знают, рано или поздно придёт время, и информация эта востребуется, — уверен Юрий Вячеславович.

Атаман – это старший среди равных, так написано в Уважении Кубанского казачьего войска. Там нет ничего про то, что казаки – это долудовцы, что казаки – только реестровые. Казаком можно быть и по роду и племени, в казаки можно быть принятым. Но не надо делать из казачества – общественную организацию, не надо тем самым издеваться над теми, кто когда-то задумал возрождение казаков как народа. Это и хотел донести до всех нас потомственный казак Юрий Сердюк.

Источник:http://www.jiteli-yuga.ru/

Галина Титаренко

0

Один комментарий: КУБАНСКИМ КАЗАКАМ НАСТАЛА ПОРА «ОГЛЯДЕТЬСЯ В ОТСЕКАХ»

Счётчик

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость