Структура

Login

Иван Прилепин: «Реестр — это далеко не все казачество»

Отношения региональной власти и общественного казачества пока не идеальны. Однако предпосылки, для того чтобы задать новый импульс взаимодействия, имеются. Какие? Казаки не только рассказали порталу KAZAK56 о точках соприкосновения с реестровыми членами казачьих обществ, но и представили свое видение взаимодействия.

Возрождение

Казачье движение на исторической территории Оренбургского казачьего войска начало возрождаться в конце 1980-х — начале 90-х годов. Это время перестройки и великого бурления в обществе. У истоков Оренбургского казачьего войска стояли местные энтузиасты, которые считали себя казаками.

— Перед развалом Советского Союза на территории ОКВ было достаточно много таких кружков по интересам, — говорит атаман Первого отдела ОКВ Александр Покровский. 

По словам собеседника, всех в то время объединяла идея возрождения казачества. Общественная жизнь на рубеже 80-х — 90-х кипела. Именно Оренбург стал одним из первых движений возрождения казачества. 

Казачья власть

Представители казачества весьма активно проявляли себя на политическом поприще. Мощное лобби было и в Законодательном собрании области, свои представители в органах исполнительной власти. Кстати, губернатор Владимир Елагин был казаком. Но с 1998 год в казачестве наступил кризис. События достаточно известные, вспыхивали многочисленные конфликты, связанные с включением в реестр одних и фактическим игнорированием других. О них немало рассказывали в различных СМИ.  

Почему в конце 90-х казаки отказались от земли?

Павел Зинченко — один из самых активных участников возрождения современного казачества. Ныне он не только руководит общественными казаками, но и является членом комитета ЖКХ. 

 Я всегда настаивал на том, что только прочный экономический фундамент станет тем самым фактором, который позволит казакам возродиться, — говорит Павел Зинченко. — Но, к сожалению, конфликт в казачестве Оренбургской области и некрасивый поступок одного из региональных атаманов отбросил казачество назад.  В конце 90 х годов неожиданно для всех атаманы отказались от земли, которую уже выделял казакам губернатор Елагин. Почему атаманы так поступили? Большой вопрос. Но именно это решение оказалось роковым. Только несколько лет назад казакам начали выделять землю без конкурса. Не будем бередить раны — кто старое помянет, тому глаз вон. Самое главное, о чем сейчас нужно говорить — это развитие казачьего движения в Оренбуржье и консолидация всех сил вокруг этой идеи.

Реестр казачьих обществ в Оренбуржье трещит по швам и ему нужно переформатироваться

В реестр казачьих обществ может вступить любой желающий мужчина. Главное условие — он должен написать прошение.

Начальник штаба ОКВ ВСКА Василий Неретин считает, что реестровому казачьему движению нужно сделать шаг навстречу общественным казакам. Ведь это ближайший резерв для пополнения реестра родовыми казаками.

– Формы взаимодействия могут быть самыми разными, — резюмирует Василий Васильевич. – Это и участие стариков в образовательных программах и культурных мероприятиях, и занятия с подрастающим поколением. Каждый юноша в перспективе может стать реестровым казаком, а затем по истечении срока службы в возрасте 55 лет согласно списанию в военкомате, вернуться в общественное казачество. Такая форма взаимодействия была бы весьма продуктивна. Не терялась бы связь поколений.

Василий Васильевич говорит, что первые шаги в этом направлении уже сделаны. На исторической территории Оренбургского казачьего войска в рамках закона №82 об общественных объединениях, при содействии региональных общественных палат, формируются Общественные советы по делам казачества.

Сесть за стол переговоров!

С начальником штаба ОКВ ВСКА согласен и другой, не менее статусный участник казачьего движения — председатель Совета стариков Иван Васильевич Прилепин.

— Реестр — это далеко не все казачество. Это казаки, которые приняли на себя обязательства по несению службы, — говорит собеседник. — В дореволюционной России казачья община отправляла своих сынов отстаивать интересы государства на самых разных поприщах. Реестровое казачество было частью казачьей общины, в которое попадали лучшие его представители. Воспитывались же они, вплоть до совершеннолетия, вне реестра. Эту функцию брали на себя старики, которые передавали опыт молодежи. У меня есть много соображений на этот счет. И я с удовольствием изложил бы их атаманам при личной встрече. Сегодня накопился достаточный опыт. Пришла пора им делиться. В руках казаков уже есть эффективные экономические инструменты. Совместная деятельность могла бы вдохнуть в вымирающие хутора и станицы новую жизнь.

P. S. За тридцать лет казачье движение возродилось столь мощно, что обрело реальный политический вес, в реестровом и общественном казачестве есть свои гении и злодеи. История все расставит по своим местам. Да и не главная задача материала — раздать всем сестрам по серьгам. Главный посыл публикации — хватит противоречий,господа-атаманы. Садитесь за стол переговоров и найдите способы, как сообща работать на благо родного Оренбуржья и России!

0

4 комментария: Иван Прилепин: «Реестр — это далеко не все казачество»

  • Игорь Крючков говорит:

    Ваня Прилепин , БА выплыл, Покровский уже атаман Оренбургского войска!!!!!

  • Виктор Романов говорит:

    Покровский вроде бы атаман Первого отдела ОКВ

  • Александр Итаман говорит:

    Игорек Крючков опять пьяный пишет коменты! Когда же его Слепов закадирует?

  • Александр 2 говорит:

    Реестор не когда не будет взаимодействовать с общественниками,пирог финансовый делить не жалат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Счётчик

Партнёры

zaksob.ru

Тоцкая крепость